<< Тимофей Сополев

Очаги культуры и отдыха

Три сцены Театра им. Вл. Маяковского

«Культура»

Одна за другой вышли четыре премьеры в Театре им. Вл. Маяковского. И без того большое хозяйство главного режиссера Сергея Арцибашева пополнилось еще одной сценой — под названием «малая». Ныне их у театра три, и каждая под Новый год обзавелась премьерой. О том, как вырисовывается в связи с новыми спектаклями профиль каждой из площадок, — нижеследующая подборка материалов.

«Иллюзион» Андрея Курейчика и «Очень простая история» Марии Ладо

Некогда Малая сцена уже открывалась, еще во времена Андрея Гончарова. И нынешний художественный руководитель Сергей Арцибашев работал там в качестве приглашенного режиссера. Но потом, вероятно, острая надобность в камерном сценическом пространстве отпала, и помещение это перешло в ранг репетиционной площадки. Однако Арцибашев, возглавивший театр, в одном из первых интервью заявил, что мечтает о том, чтобы в работе был задействован каждый уголок вверенных ему помещений. И в этом смысле мечта худрука отчасти воплотилась в жизнь.

То, что Камерная сцена любого театра в основном предназначена для экспериментальных целей, никому сегодня объяснять не надо. Ну и естественно, там можно задействовать актеров, не слишком обремененных основной репертуарной нагрузкой, а также открывать новые драматургическо-режиссерские имена. Маяковка формально тоже двинулась в этом направлении, но первые работы, представленные на Малой сцене, оказались далеко не столь радикальными, как, например, у Романа Козака в филиале Театра имени Пушкина. Здесь все пока делается спокойно, тихо, грамотно, без смелых провокаций. 

Малая сцена нового образца дебютировала спектаклем по пьесе молодого белорусского драматурга Андрея Курейчика «Иллюзион» в постановке молодого же режиссера Тимофея Сополева и с участием артистов без большого сценического опыта и зрительской известности. Честно признаться, драматургия Курейчика рассчитана на большого любителя. И хотя его имя всплыло в бурном потоке «новой драмы», ничего собственно нового в его творениях обнаружить пока не удается. Ремеслом он, конечно, владеет, иначе его пьесы мирно почивали бы в столах, но к поисково-современным реалиям его явно не влечет, а некие аллюзии даже за уши притянуть трудно. Так, в «Иллюзионе» речь идет об учениках престижного английского колледжа, которые, убегая от прозы жизни, решают устроить доморощенный праздник, преображаясь в клоунов, фокусников, воздушных гимнастов и т.п. Дело происходит на каком-то складе, забитом коробками с овсянкой. Там же попутно выясняются отношения, создаются и распадаются пары. А мечта, как водится, обгоняет действительность. Все это забавно, временами смешно, местами сентиментально. Молодые актеры И. Евтушенко, Е. Стулова, К. Константинов, Н. Коренная, Л. Дамаскина, Н. Хмелев играют как в хорошем дипломном спектакле, но не более того. Зрительского ажиотажа нет. Так что удался ли фокус, сказать трудно.

Второй опыт оказался посимпатичней, хотя опять же никаких открытий не принес. Пьеса Марии Ладо «Очень простая история» в нынешнем российском театре суперпопулярна, а постановки исчисляются уже, наверное, не одним десятком. В Москве ее впервые сыграли в Содружестве актеров Таганки в версии Николая Губенко, от чего осталось незабываемое впечатление, поскольку «простую историю» превратили в остросоциальную композицию с зонгами о вреде цивилизации, коррумпированности чиновников и тому подобных вещах. Режиссер Александр Поламишев, к счастью, не стал претендовать на громкость социального звучания, сделав нормальный и добротный спектакль, хотя и несколько старомодный. Получилось подобие рождественской сказки о том, как душевные животные (Корова — Е. Козлитина, Лошадь — Л. Иванилова, Свинья — Ю. Яновская, Пес — И. Марычев и Петух — И. Евтушенко) спасают от бездушных людей еще не родившегося ребенка.

Конечно, на все эти полеты убиенной Свиньи, ставшей ангелом, на разговоры об абортах и деньгах, на мелодраматические страсти с убийствами и самоубийствами без иронии смотреть невозможно, особенно искушенному зрителю, коим, к сожалению, является критик. Но в этих надуманных «предлагаемых обстоятельствах» актеры все же играют честно, иногда даже с явным энтузиазмом, что нормального зрителя, которого здесь ощутимо больше, чем на «Иллюзионе», не может не подкупить.

А вот рискнет ли театр отважиться на действительно любопытный эксперимент, который бы вышел за рамки традиционной повседневности, это еще вопрос. Потенциал-то богатый, это видно невооруженным глазом. Только используется он пока весьма скупо.

«Глава вторая» Н. Саймона

Недавно довелось услышать соображение, что если зрители уходят в антракте «фестивального» спектакля, то это нормально: «фестивальный спектакль», с его изысками и эпатажами, — для тех знатоков и ценителей, которые остались и после антракта. Возможно, это и так, однако я по, наверное, старомодной привычке предпочитаю просто спектакли, которые зрители досматривают до конца. Из нашего театрального обихода исчезают понятия «крепкая пьеса», «крепкий спектакль». То есть спектакли, сделанные профессионалами, не претендующими на внимание зрителей будущего, но обращающимися к настоящим зрителям, которые пришли в театр после рабочего дня в надежде получить свою долю положительных эмоций. Если говорить о Театре имени Маяковского, то ставить такие спектакли, обращаться к такой публике не стеснялся Андрей Александрович Гончаров.

«Глава вторая» — пьеса Нила Саймона в переводе В. Сербина. Драматург умело расставляет зрительские манки, которые режиссеру остается только распознать. Это Ю. Иоффе умеет. Ритм, поначалу несколько затянутый, выстраивается, выравнивается, спектакль уверенно движется от манка к манку, и вы отдаетесь этому зрелищу доверчиво и простодушно и переживаете за всякие несуразности, случающиеся с героями, даром что наперед знаете: все кончится хорошо.

Драматург пишет добротную профессиональную пьесу, а режиссер ставит добротный профессиональный спектакль о том, что в нашей жизни, захламленной взаимонепониманием, раздражительностью, бытовыми передрягами, в глубине все равно притаились и откликаются время от времени любовь, доброта, милосердие. Не важно, в Нью-Йорке ли, где происходит действие пьесы, в Москве ли.

Если не это нужно нынче публике, то что же ей нужно? Вот и весь секрет, и вся суть. При том, что жанр спектакля — комедия и режиссер не забывает об этом в самые драматические моменты, придерживаясь на сцене легкости и даже некоторого легкомыслия. 

И конечно, актеры.

Здесь уместно сказать о том, как умело и по-хозяйски используется сегодня мощный актерский потенциал Театра имени Маяковского. Есть актеры, которые нынешним художественным руководителем особенно востребованы, и было бы странно, если бы их не было, но вот какая опасность обойдена: приблизить «своих» в ущерб прочим, посеяв тем самым в театре семена недовольства и смуты. «Женитьба», «Карамазовы», «Банкет» — буквально каждому из значительных артистов театра были предоставлены минуты доверительного общения с залом.

Мне лично, к примеру, до сегодняшнего дня очень не хватало Эммануила Виторгана. И вот он в «Главе второй» — такой, каким мы его знаем и любим. Артист, который умеет соединить драматизм и иронию, легкость, даже элегантность, а в результате на сцене перед нами современный человек, у которого душевных проблем хоть отбавляй, только он не выставляет их напоказ — тем пронзительнее прорывающаяся в спектакле его человеческая, личная нота.

Давно не появлялась на публике Елена Шевченко. В истории двоих, разыгранной ею и Виторганом, она — партнерша достойная, и видно, как захотелось актрисе после долгого перерыва раскрыться, выплеснуться, быть женственной, доверчивой и незащищенной. Персонажи Юлии Силаевой и Алексея Маклакова — это и в пьесе, и в спектакле аккомпанемент, но и им был предоставлен шанс показать себя, они своего шанса не упустили.

Уже вышли на сцену Театра имени Маяковского Гоголь, Достоевский. Классика, насколько мне известно, и далее в планах театра. Но ведь и передохнуть нужно, хотя бы и на «Банкете», перелистывая «Главу вторую». Передышки иногда дорогого стоят.

«День рождения Синей Бороды» Андрея Максимова

Сцена из спектакля «День рождения Синей Бороды»
Буквально за неделю перед «Главой второй» в Театре им. Вл. Маяковского, на этот раз в его филиале, вышел спектакль «День рождения Синей Бороды» по пьесе и в режиссуре Андрея Максимова. «Крепкой» в отличие от Нила Саймона эту пьесу не назовешь. Однако с «Главой второй» ее роднит изрядная доля положительных эмоций для той категории зрителей, которая ищет в театре отдыха и развлечения. Сюжет о том, как Синяя Борода устал от собственной репутации, а его жены жаждут любви, — из серии литературных парафразов, которые не в первый раз сочиняет А. Максимов. В спектакле есть что поиграть. Занятые в нем актрисы Н. Коренная, А. Коренева, Т. Аугшкап, Г. Шевякова, актеры С. Рубеко и Ю. Коренев играют всласть, тем более что большинство из них в последние годы не были избалованы ролями. Отдельное место занимает Илзе Лиепа. Второй раз (после спектакля в Театре «Модернъ») А. Максимов предлагает балерине стать драматической актрисой. На этот раз задача И. Лиепы усложнилась. В «Модерне» она играла молодую Екатерину II, и роль оправдывала некую ее балетную статуарность. В новом максимовском сочинении перед нами смешная характерная актриса, обретшая хороший сценический голос, не боящаяся быть ни нелепой, ни даже некрасивой. Ее героиня «заслана» в замок бывшего злодея в облике мужчины, дабы узнать, что там происходит. Выполняя задание, Пол (он же Полина), естественно, влюбляется. И. Лиепа, в особенности когда она с усами и в мужском костюме, смешна, трогательна, играет свободно, остроумно, временами даже тонко. «Звезда» плюс хорошее актерское окружение — такова нехитрая модель этого спектакля, последовательно пускающая корни в нынешнем Театре им. Вл. Маяковского.

Ирина Алпатова
Константин Щербаков
Наталия Каминская

22.01.2004