Педагоги:

Михаил Чумаченко

Режиссёр
Профессор кафедры режиссуры РАТИ/ГИТИС, Декан режиссёрского факультета Вице-президент АИТА (Российский центр международной ассоциации любительских театров)
Преподаватель режиссуры и актёрского мастерства, автор режиссёрских семинаров и мастер-классов.


О Китайской границе, Сибири и математике:

?На границе с Китаем стоял поселок, где останавливались пересыльные каторжники, которых звали не по фамилиям, а по кличкам. Поэтому моя родина и называется — поселок Кличка. Родители мои жили в ощущении фантастического романтизма: отец закончил геолого-минералогический, мама — медицинский институт, оба в Москве, а в 1954 году они уехали поднимать Забайкалье. Отцу было очень интересно работать в реальной геологии? Это все важно только с одной точки зрения: ни папа, ни мама не имели никакого отношения ни к искусству, ни к театру?
?Телевизора в наших краях не было вообще, зато была большая библиотека, а в качестве культурного отдыха — клуб «Горняк», где четыре раза в неделю показывали кино. Основным наказанием за плохое поведение был запрет на поход в это самое кино, зато при поведении примерном разрешалось сходить на фильм не один раз, а три, пять, семь? Вершиной считаю тот день, в течение которого «Адъютант его превосходительства» был просмотрен четыре раза…
?Потом отца перевели в Читу, я поступил в заочную физико-математическую школу при Новосибирском университете, каким-то образом был признан особо выдающимся мальчиком и съездил в «Артек». Никакого театра, желание только одно — физика! математика! С серебряной медалью в кармане отправился в город Долгопрудный поступать, естественно, в физико-технический. Затем жизнь немного сбилась с ритма, и в результате разных перипетий заканчивал я педагогический институт в Чита. Вскоре там же я оказался педагогом кафедры теоретической физики?
?Лекции свои я должен был читать для потока девушек в возрасте от 18-ти до 23-х лет в количестве ста человек. А мне — девятнадцать. Пережив первое потрясение от встречи, я пошел к окулисту и выяснил, что зрение у меня —0,25, то есть абсолютно нормальное, но на 0,25 можно взять очки. Вот в тот момент они у меня и появились, в качестве защиты от воинственных барышень — да плюс костюм, галстук и пиджак?

О театре и девушках:

?Как Гайдар командовал полком в 14 лет, так я стал членом КПСС в 16, поскольку начал серьезно заниматься физикой, а иначе не было доступа к секретным данным. Однако к данным прилагалась партийная нагрузка, в качестве которой мне выпал студенческий театр. Задача моя заключалась отнюдь не в том, чтобы спектакли ставить, а чтобы раз в месяц проверять, все ли достойно с идеологической точки зрения?
?На первом же сборе этого театра я убедился, что люди здесь занимаются полной ерундой. В этот момент режиссер читал никому не известную пьесу «Утиная охота». Я послушал и ничего антисоветского не нашел: кто-то водку пьет и по девкам шатается… Написал, что не возражаю, и ушел. Через месяц зашел еще раз, а они уже по сцене ходят. И вот тут (как обычно — все плохое в жизни происходит от женщин) я увидел студентку филологического факультета. Чувство ответственности мое выросло неимоверно и заставило меня наведываться в студию раза 2-3 в неделю. Что они там на сцене делали, мне было абсолютно все равно, а вот как она туда-сюда ходила ?
?Закончилось это все трагически. Актер, который вел студию, уехал в другой город, я понял, что театр распадается, поэтому встал и двинул речь не мальчика, но мужа. «Раз такое дело», говорю, «я берусь поставить спектакль!» Вся труппа отнеслась к этому почти всерьез, но случилось то, что и должно было произойти. Ненаглядная моя встала, бросила: «Да что? Да кто?! Да Вы??!!» — и ушла, оскорбив меня до предела. Я остался без девушки, но с театром и необходимостью что-то доказать?
?Взялся я, как мне казалось, за что попроще — за «Две стрелы» А. Володина. Можете себе представить на кухне человека, который понятия не имеет, как включается хотя бы один прибор? Истерика, рев, сумасшедший дом, кошмар, катастрофа? В итоге, за три года было поставлено 12 спектаклей. Мольер, Достоевский Шекспир, опять же «Утиная охота», потом «Антигона» Ануя? Затем был первый скандал с постановкой пьесы Казанцева о Корчагине, потом второй — с «Дорогой Еленой Сергеевной». В 1981м вышел спектакль «Нерв» по поэзии Высоцкого. К нам пришел мальчик, служивший в армии под Читой, и сообщил, что он из студии при театре Табакова и что зовут его Витя Шендерович. Цель его прихода формулировалась как «побить тех, кто издевается над Высоцким». Однако, посмотрев спектакль, быть никого не стал?

О Кнебель и режиссуре:

? Когда я пришел в ГИТИС, мне сообщили, что кандидатов физико-математических наук на очное обучение не берут. Защита моя была намечена на сентябрь, так что я решил проскочить. Курс набирала Кнебель, имя которой не говорило мне ничего?
? Началось все с того, что в аэропорту я потерял все свои документы, а продолжилось полным завалом на экзамене. Любимым вопросом Марьи Осиповны на была живопись. Я честно готовился, но волновался так, что когда меня попросили назвать русских художников, я выдавил из себя, и то после длительного молчания, только Васнецова. Кнебель долго с интересом смотрела на 24-летнего идиота. «А еще?» Наступила трагическая пауза. Я назвал Шагала. «Это русский?» — «Д. ..да?» — после чего мне сказали, что я свободен. Я пошел к выходу. Почему это произошло именно у двери, я не понимаю, но, повернувшись, я выдал: «Репин». Она сказала: «Вернитесь!»?
?Дальше началась звездная болезнь первого курса: каждая работа вызывала счастье и ощущение полной победы на уровне Брука и Стрелера. Очень увлекался постановочными игрушками. Например, если брал ремарку «Народ безмолвствует», то расцвечивал ее фашистскими маршами, автоматными очередями под окнами… В этом раже я жил до самого февраля, когда меня вызвала Кнебель и попросила уйти из института. Вопрос «почему» я задавал даже без страха, поскольку был уверен, что она, в силу возраста, просто что-то напутала. Ответ, который я получил, запомнился мне на всю жизнь: «А Вы не любите артистов. Вы -постановщик. Вам, может быть, и имеет смысл учиться, но не у меня». Я поинтересовался, есть ли у меня варианты. Она поставила условием: ни одного мигающего прожектора, ни одной падающей тряпки, ни одного ведра с краской. Ни-че-го?
?Раньше мой «Ревизор» начинался с того, что зрителей в зал пускали люди в костюмах с партийными книжечками в карманах, то есть актив обкома партии. Это был абсолютно социальный и абсолютно придуманный театр. И тут мне говорят, что надо работать только с артистом! Кошмар был полный, потому что каждую секунду возникала идея: а вот если пенопласт покрошить сверху — он падает — стоп!… этого нельзя? так, а что ж они делают тогда??? Только года через полтора стали рождаться более-менее приличные работы?
?Потом была премия «Дебют», полученная на одной сцене с Ю. П. Любимовым, награжденным за «Бориса Годунова». Разного рода достижения в Театре Армии, в том числе и нашумевший «Стройбат», после которого я долго пытался доказать всем, что я не диссидент? Затем — спектакли в Ростове-на-Дону, Таллинне ? И снова — ГИТИС, но уже на новом витке, педагогическом?

О ГИТИСе и педагогике:

?И с педагогами, и с коллегами, у которых мне посчастливилось учиться, мне по-настоящему повезло?
?Мария Осиповна Кнебель говорила, что режиссура — это позиция человеческая, а не профессиональная. Профессия добирается потом, в течение всей жизни?
?Леонид Ефимович Хейфец всегда очень ответственно подходил к разборам, ему был интересен действующий актер?
?Наталью Алексеевну Звереву я боготворю абсолютно, считая величайшим педагогом, потому что, по-моему, такого? умения, что ли? просто не существует больше?.
?Олег Львович Кудряшов, с которым мы связаны 20 лет, фантастически умеет работать со студентом, превращать его в артиста. О Кудряшове часто говорят, как о режиссере синтетического, музыкально-драматического театра. По моим ощущениям, это правильно, но далеко не все. Лучшие секунды, самые интересные моменты творчества Олега Львовича рождаются благодаря таланту соединять, совмещать очень неожиданную форму с абсолютной правдой?
…Своей основной театральной заслугой я считаю, пожалуй, всего один факт: пока не могу назвать артистов, которые бы, поработав со мной однажды, отказались бы от дальнейшего сотрудничества?.
?А за молодыми артистами — будущее?






Ссылки: