1 | 2 | 3

Из «Спичек» возгорелся Чехов

«Шведская спичка» в Театре Наций

Коммерсантъ

Театр Наций представил публике первую премьеру сезона — спектакль «Шведская спичка», поставленный по рассказам Чехова молодыми актерами, закончившими курс РАТИ Олега Кудряшова. По мнению МАРИНЫ Ъ-ШИМАДИНОЙ, союз «бездетного» театра и «бездомных» студентов обещает быть продуктивным.

Возглавив в прошлом году Театр Наций, Евгений Миронов обещал вести работу в трех направлениях: предоставлять молодым актерам и режиссерам сцену для экспериментов, проводить на своей площадке различные фестивали и привозить в Москву самые интересные театральные постановки. На этой неделе, открывая свой дважды юбилейный сезон — 125 лет со дня рождения Театра Корша и 20-летие собственно Театра Наций,- вверенный Евгению Миронову коллектив презентует сразу все три линии. 

В минувшие выходные на сцене театра “Et Cetera” была показана «Жизнь и судьба» Льва Додина (см. Ъ от 26 сентября) (собственная сцена театра, уже многие годы находящаяся на реконструкции, пока не может принимать спектакли такого масштаба), в начале октября на его площадке стартует фестиваль «Территория», а в промежутке между этими крупными проектами театр успел показать свой новый спектакль, поставленный группой молодых артистов, прошлогодних выпускников РАТИ. В прошлом сезоне они уже успели поработать на сцене Театра Наций, перенеся туда свою дипломную постановку «Снегири» по пьесе Нины Садур.

Их новая, уже полностью самостоятельная работа — это комический детектив. По сюжету, который в знаменитом советском фильме разыгрывали Николай Гриценко, Михаил Яншин и Алексей Грибов, два уездных следователя пытаются распутать таинственное убийство, случившееся в именье Кляузовка. Руководствуясь методом психологического анализа, они подозревают всех и вся и уже выходят на след преступников, но главная улика — шведская спичка — приводит горе-сыщиков к весьма неожиданному открытию. Автор инсценировки и постановщик Никита Гриншпун объединил в спектакле два чеховских рассказа «Шведская спичка» и «Супруга». Поэтому кроме насмешки над доморощенной криминалистикой в спектакле акцентируется мысль, что все бабы, как деликатно выразился автор, «низкие, подлые женщины».

Актеры на чеховской территории чувствуют себя легко и непринужденно: немного понервничав в начале, к середине спектакля они преодолели премьерную зажатость, разыгрались и к финалу смотрелись победителями. И немудрено. В отличие от перегруженных сотнями интерпретаций хрестоматийных пьес, юмористические рассказы Чехова — непаханое поле, на котором молодежь может резвиться в свое удовольствие и откалывать самые легкомысленные штуки, не боясь оскорбить классика. Вот они и резвятся: фарс, водевиль, цирк, театральный капустник, студенческие этюды, чего только не намешано в этом компактном полуторачасовом спектакле. Питомцы Олега Кудряшова отлично двигаются (некоторые сцены решены в духе акробатических номеров), поют (от русских народных, «чтобы душа развернулась», до православных псалмов) и играют на музыкальных инструментах — небольшой оркестрик деревенских лабухов, как хор из античных трагедий, неизменно присутствует на сцене и комментирует события. 

Одна из самых смешных — сцена поездки на дрожках, когда согбенные в три погибели молящиеся вдруг начинают покачивать бедрами и превращаются в запряженную тройку. Артисты не боятся опрокидывать свой спектакль и в другую, совсем не чеховскую стилистику: сцена допроса подозреваемых пародирует гангстерские боевики с сигарами, качающейся лампой и светом в лицо. Но в довольно условном пространстве, оформленном известной театральной художницей Ксенией Шимановской, единственной «взрослой» участницей команды, такие стилистические скачки не выглядят неуместными.

Многих из участников спектакля зрители уже знают: исполняющий главную роль Евгений Ткачук успел сыграть Ипполита в постановке Андрея Жолдака «Федра. Золотой колосс», Юлия Пересильд была партнершей Евгения Миронова в спектакле Кирилла Серебренникова “Figaro”. В «Шведской спичке» наверняка будет замечен Роман Шаляпин, проявивший здесь незаурядное комическое дарование. Но главное умение, которое еще не растеряли молодые актеры, это умение играть в ансамбле. Поэтому здесь важна работа каждого — Павла Акимкина, Владислава Абашина, Артема Тульчинского, Елены Николаевой, Марии Биорк, Елены Лабутиной.

Ансамблевость — одна из родовых черт всех театров-студий и студенческих спектаклей. В последнее время именно вчерашние или даже сегодняшние студенты все ярче выделяются на современном театральном пейзаже. Одним из главных ньюсмейкеров двух прошедших сезонов стал Сергей Женовач со своим курсом, превратившимся в независимую студию. Свой собственный театральный язык в Школе драматического искусства создает Дмитрий Крымов вместе с учениками.

В прошлом году искушенные театралы стремились попасть на выпускные спектакли курса Олега Кудряшова. Те, кто видел их «Троянок», «Колесо фортуны», «Вия» и другие постановки, очень сожалели, что этим ребятам не посчастливилось, как «женовачам», остаться вместе и скоро этот многообещающий коллектив растащат по прутикам, которые затеряются в водовороте театральной рутины. Однако, как мы видим, мрачные прогнозы не всегда сбываются. Талантливых ребят взял к себе под крыло Евгений Миронов, и Театр Наций, как известно, не имеющий собственной труппы, стал для них чем-то вроде дома, где можно взрослеть и расти. И пусть пока «кудряши», как их ласково окрестили, не претендуют на многое, умению сделать неглупую комедию у вчерашних студентов стоит поучиться многим академическим театрам.

Марина Шимадина, 27.09.2007